Хруст в легких и вода в носу россияне с COVID-19 рассказали о болезни

«Легкие хрустят, как будто кто-то мнет бумагу или пакет»

В России, по состоянию на 20 апреля, зафиксировано уже более 47 тыс. инфицированных коронавирусной инфекцией. При этом порядка 3,5 тыс. человек уже вылечились. Многие из них после выписки из больницы обязаны в течение двух недель находиться дома на карантине. Как они поняли, что заболели? Трудно ли было перенести болезнь? Реально ли лечиться дома? Как лечат в российских больницах? И что происходит после выписки? Россияне с диагностированным COVID-19 поделились с «Известиями» своими историями.

Евгения, 34 года, Зеленоград

Меня госпитализировали в больницу 30 марта с двухсторонней мультисегментарной пневмонией и подозрением на коронавирус. Мне 34 года, но, несмотря на это, болезнь протекала тяжело. В течение пять дней температура 39,6 практически не сбивалась.

Было больно дышать, кашель такой, что кажется, что выпадут легкие. Всё это время ко мне каждый день приезжали врачи и «скорая». Первый тест сделали спустя пять дней после того, как я почувствовала симптомы. Сперва начался сухой кашель, боль при дыхании. Ощущение, как будто в груди песок. Температура поднялась через несколько дней и не сбивалась. Не было ни боли в горле, ни насморка. Но чувствовалась сильная слабость и ломота в теле, которая сопровождалась расстройством ЖКТ.

В больнице лечащий врач назначила антивирусную терапию, не дожидаясь результатов теста. Давали дорогие таблетки, которые выписывают ВИЧ-инфицированным. Благодаря этим таблеткам становилось немного легче и я могла самостоятельно дышать. При этом общее самочувствие было отвратительным, приступы кашля сохранялись и каждый раз как будто выворачивали меня наизнанку.

Дыхания не хватало даже на простые вещи, при попытке почистить зубы я практически теряла сознание. Даже держать глаза открытыми сложно, настолько сильная слабость. Все силы уходили на то, чтобы пить много воды. У мужа тоже диагностировали коронавирус. Были симптомы болезни, но не такие тяжелые, как у меня, у него всё прошло за пять дней. Сейчас у него есть кашель, но чувствует он себя совершенно нормально, даже может на голове стоять. Ребенка оставили с бабушкой, у них вирус не подтвердился.

Через восемь дней в больнице мне стало лучше: температура спала, кашель то лучше, то хуже. При этом слабость, одышка, тошнота и боль в груди никуда не делись. Сильно изменилось восприятие вкуса, поначалу всё казалось горьким и тухлым. Давали антибиотики, препараты от тошноты и лекарство для ВИЧ-инфицированных. Тест сделали трижды, но результаты сообщать не стали. Возможно, не хотели нагнетать.

Один из самых неприятных моментов — выписка из больницы. Я была в стабильном состоянии, но всё еще чувствовала симптомы болезни. Пролежала две недели, и за день до выписки у меня был очень низкий показатель сатурации — насыщения крови кислородом, при таких значениях рекомендуют вызывать «скорую». Во время моего пребывания в больнице в здании продолжался ремонт, а врачей не хватало на всех. Но, насколько мне известно, больнице дали всего пять дней на подготовку, включая строительство шлюзов для перехода в красную зону. Поэтому в ситуации нет вины руководства больницы.

В приемной все сидят вместе, и никто не знает, есть ли у кого-то вирус. Я четыре часа ждала и просила дать мне воды, но вокруг все носятся и всем не до моих просьб.

Если человек попал в больницу, ему нужно самостоятельно помнить, какие у него назначения и процедуры. У меня было очень высокое давление, не могла есть и спать, но почти сутки я не получала укол. При госпитализации и во время пребывания в больнице мне сделали КТ, во второй раз увидели только ухудшения. При выписке делать КТ отказались, потому что много желающих.

После выписки мне нужно продолжать принимать препараты, теперь их нужно покупать самостоятельно. У меня предписание, что я обязана сидеть на карантине, у мужа такое же. Дорогое лекарство мне в итоге принесли из поликлиники. В выписке поставили диагноз — коронавирусная инфекция, хоть у меня и нет результатов каждого теста, но диагноз я в конце концов узнала.

Я болею уже больше трех недель, и когда это закончится, никому не понятно. Людям сложно понять, в каком отчаянии ты лежишь в больнице. Может показаться, что я недовольна тем, что меня вылечили и отпустили. Мне в любой момент может стать хуже, и я не доеду обратно. Умереть можно за пару часов.

Врачи не виноваты в том, что происходит. Кто-то более внимателен, кто-то менее, но у них в принципе нет достаточного количества ресурсов, чтобы уделить нужное внимание каждому. Хочу, чтобы люди понимали, что оказаться в больнице — не равносильно тому, что тебя спасут. Не будет так, что привезли в больницу — и сразу стало всё хорошо.

За время пребывания у меня дважды случался нервный срыв: не получалось ни есть, ни спать. Из-за вкусовых изменений для меня вся еда казалась тухлятиной, плюс были побочные эффекты от лекарств. Со стороны трудно представить, что такое не есть несколько суток, когда ты хочешь поесть, но не можешь. Постоянно кого-то везут в реанимацию, слышны какие-то вздохи и стоны. Из-за моего состояния, в том числе психологического, меня положили в одиночную палату, пусть и не сразу. Хотя бы не пришлось лежать в шестиместной, там вообще кошмар.

Читайте также:  Белок в моче у беременных причины, норма, на поздних сроках, лечение

Я сижу без работы, причем уже давно: работаю на себя. Не знаю, когда я вообще смогу работать. Поэтому, с одной стороны, мне понятны аргументы про необходимость кормить семью и обслуживать кредиты. Но мне совершенно не ясна мотивация людей, который закупают парацетамол впрок. Из-за них его сейчас не получают те, кому он реально нужен. Та же история с пульсоксиметрами — из-за того, что кто-то решил перестраховаться.

Изначально я писала в соцсетях для своих друзей, а потом это начали распространять и одновременно начались претензии от посторонних людей. Меня обвиняли в том, что я стабильная и поэтому меня выписали, а тяжелым больным не хватает места. Но разве это моя проблема? Я жить хочу.

Когда ты лежишь ночью, не в состоянии уснуть от температуры и боли, слушаешь, как при каждом вдохе твои легкие хрустят, как будто кто-то мнет бумагу или пакет, каждый раз, когда приступ кашля душит тебя и слезы льются из глаз, я думала, что я не вернусь домой.

Очень хочу, чтобы хоть кто-нибудь задумался, прежде чем лишний раз решит выйти из дома. У меня дважды была пневмония, и разницу я ощутила сполна. Так плохо, как сейчас, мне не было никогда в жизни, это самое страшное, что вообще со мной случалось. Это очень реальное ощущение того, что ты можешь умереть.

Анна Ковалева, 36 лет, Москва

Когда у меня появился первый симптом — температура 38,0 — я позвонила в «скорую» и сообщила, но мне ответили, чтобы я не переживала, потому что у меня ОРВИ. Но я знаю свой организм: я так не болею, это состояние было очень нетипичным для меня. Позвонила второй раз, ответили, что раз у меня не было контактов с приехавшими из заграницы и я сама не выезжала, то это не может быть коронавирус.

Звонила еще несколько раз, но в итоге вызвала врача из поликлиники. У меня взяли анализ и сказали, что результат сообщат в течение пяти дней. А если мне не позвонят — значит, вируса нет. На шестой день я решила уточнить и заодно записаться к ЛОРу. Мне ответили, что раз время прошло, то у меня точно всё в порядке. На следующий день мне позвонили в дверь, и я увидела людей в костюмах. Взяли еще один анализ и дали бумагу о том, что я обязуюсь сидеть дома.

В течение 10 дней у меня начисто пропало обоняние. Но никакого кашля и проблем с дыханием у меня было. Померили уровень кислорода в крови, всё было в порядке. На следующий день после того, как диагноз подтвердили, пришел врач из поликлиники и дал таблетки от малярии, добавив при этом, что они не помогают и имеют побочные эффекты. Но из-за того, что на тот момент я не ощущала никаких симптомов болезни, я решила отказаться от этих препаратов.

Температура держалась четыре дня, причем последние два дня была 37. Было ощущение, как будто вдохнула носом воды и она стоит в переносице.

Сейчас мне карантин не сняли, по идее, его дали на 14 дней с момента подписания, но точные сроки никто не говорит. Я сдавала еще два мазка, но новые результаты не сообщают. Говорят опять, что если не позвонили, то всё в порядке. Потом уточнили, что в случае подтверждения инфекции мне перезвонят люди, которые этим занимаются.

Мне сказали, что выбрасывать мусор в перчатках и маске не опасно. Продукты все заказываю удаленно, курьеров предупреждаю, чтобы оставляли у двери.

Я запаниковала и отдала дочку маме, как только у меня поднялась температура. У ребенка и у мамы взяли анализы, но у них вирус не подтвердился, симптомов ни у кого из них нет. Еще до того, как я узнала диагноз, я решила не выходить из дома и соблюдать меры безопасности. Мне упорно говорили, что у меня синусит или гайморит, и если бы ко мне не приехала бригада, которая подтвердила бы диагноз, я бы на следующий день утром пошла бы по записи в поликлинику.

Сейчас выйти, чтобы сдать анализы или сделать КТ, я не могу, за это положена ответственность. Я рада, что не попала в больницу. Я не верила в коронавирус, думала, что это всё чушь. Среди моих знакомых вируса боялись все, а я не боялась, но всё равно соблюдала меры предосторожности.

Виктория Багаева, 50 лет, Москва

В нашей семье коронавирусом переболели трое: первым заболел сын, 25 лет, следом я и дочь, 18 лет. Три возрастные группы, три разных течения болезни. Самая легкая форма у дочери: температура 37 один день и общие симптомы интоксикации, но прослеживались потеря обоняния и вкуса. Более тяжелое течение у сына: температура до 39 держалась до пяти дней. Примерно на четвертый появился сухой кашель. Мое течение было средней тяжести с осложнением: двусторонняя пневмония.

Читайте также:  Пиво при грудном вскармливании можно ли и когда выводится

Тесты на COVID-19 у всех положительные. Еще до тестирования я сразу поняла, что это не обычный ОВРИ, симптоматика была классическая для коронавируса: резкий подъем температуры, общие признаки интоксикации, недомогание, заложенность носа при отсутствии насморка и полная потеря обоняния. Это было у всех в разной степени: у меня в меньшей.

Я заболела 19 марта, температура держалась 13 дней, не выше 38. Была общая интоксикация. Заложен нос, покраснение горла. Кашель начался на пятый день. С первого дня болезни сына мы самоизолировались, муж остался в загородном доме.

Заболевание протекает тяжело, длительно. Лечение проходила дома, а потом в ГКБ № 67. Каждый день ко мне приезжал врач из поликлиники, проводил осмотр, прослушивал легкие, измерял сатурацию. Хрипов не было, было жесткое дыхание, и был назначен антибиотик. Но на 13-й день, когда мне показалось, что мое состояние улучшилось, у меня снова повысилась температура и стало тяжело дышать, утром я вызвала «скорую» и была госпитализирована.

28 марта меня привезли в стационар. По результату КТ — двусторонняя пневмония. Когда я уже перед выпиской пошла на КТ, аппарат работал без остановки. Ситуация менялась в сторону ухудшения с каждым днем. Сейчас больница заполнена: как только кого-то выписывают, тут же кто-то поступает.

Получала симптоматическое, противовирусное и антибактериальное лечение. Меня выписали 9 апреля с отрицательным мазком и положительной динамикой.

Главное, что я хочу сказать, — слова благодарности всем, кто поддерживал меня все эти дни. Но самая большая благодарность — медицинскому персоналу, который был со мной все эти сложные дни. Наши стационары работают и в диагностическом плане, и в клиническом безупречно. На очень высоком уровне.

Врачи — настоящие герои, работают в сложнейшей ситуации, с максимальной нагрузкой. Они работают настолько самоотверженно и профессионально, что я преклоняю колени перед этими людьми. Нас ни на одну секунду не бросили, не оставили, не забыли. За нами наблюдали и приходили контролировать. Когда я слышу от людей, что им скучно на карантине, я понимаю, что они даже не представляют, что происходит в больницах. Там не скучно.

Силикоз легких – неизлечимая болезнь

Что же такое силикоз? При вдыхании, как мы уже говорили, кристаллического кремнезема в ткани легких человека образуются различные узелковые уплотнения и рубцы, образующиеся вокруг вдыхаемых человеком частичек кремнезема. Если образованные в процессе вдыхания частицы кремнезема создают слишком большие утолщения узелков, человеку становится слишком сложно дышать. А дыхание, как известно, является одной из самых важных жизненных функций в организме человека. Люди, имеющие силикоз легких сильно подвержены развитию открытой формы туберкулеза.

Существует несколько видов развития данной болезни:

1. Хронический силикоз приобретается после вдыхания низких концентраций кремнеземной пыли от десяти лет и более.
2. Ускоренная форма силикоза убивает человека в течение 5-10 лет в условиях вдыхания высоких концентраций кремнезема.
3. Острая форма приобретается человеком от нескольких недель до пяти лет при условии вдыхания очень высоких концентраций вредоносной для человечества пыли.

В самом начале болезни силикоз себя не проявляет никак. По мере прогрессирования начинает проявляться кашель, затруднения при дыхании, одышка, ломота в районе грудной клетки. Последующие симптомы выражаются в высокой температуре, потливости по ночам, потере веса. Если вовремя не обратиться к врачу, то в большинстве случаев пациенты умирают. Когда легкие забиты строительным мусором и человеку нечем дышать, то летальный исход просто неизбежен.

Если строительная фирма, в которой вы работаете, не создает для вас нормальных условий для жизнедеятельности, то бросайте такой опасный и вредный труд.

Симптомы и лечение силикоза лёгких

Силикоз лёгких – это профессиональное заболевание, которое чаще всего диагностируется у шахтёров и металлургов. Развивается при регулярном вдыхании запылённого воздуха, который содержит свободную двуокись кремния. При силикозе происходит поражение целых участков лёгких, здоровая ткань заменяется фиброзными образованиями. Изначально патология проходит бессимптомно, но по мере развития болезни больного начинает мучить одышка, гипоксемия и острая дыхательная недостаточность. Это заболевание считается опасным для жизни, так как в некоторых случаях поражение дыхательных органов столь велико, что требуется пересадка донорского лёгкого. Запущенный силикоз нередко заканчивается гибелью больного.

Причины

Силикоз лёгких развивается при регулярном вдыхании запылённого воздуха, в составе которого есть мельчайшие частицы свободного диоксида кремния. Силикоз – это профессиональное заболевание, которое характерно для рабочих таких профессий:

  • горно-рудное дело;
  • машиностроение;
  • металлургия;
  • производство стекла, керамики и фарфора;
  • иные отрасли, где наблюдается сильное загрязнение воздуха.

Самый большой риск развития силикоза лёгких у шахтёров, литейщиков, пескоструйщиков, проходчиков, стеклодувов. Резчиков по натуральному камню и гончаров.

У шахтёров нередко диагностируется смешанная патология, вызванная кварцевой и угольной пылью. Такое заболевание называется силикоантракоз.

Интенсивность развития болезни напрямую зависит от стажа работы, общих условий труда, степени запылённости воздуха и индивидуальных особенностей организма. Заболевание может диагностироваться у рабочих вредных производств как через 3 года, так и через 20 лет, после начала трудовой деятельности. Большое значение имеет и размер пылевых частичек. Для проникновения пыли в полость лёгких их размер не должен превышать 5 мкм.

Читайте также:  Моксонидин-СЗ - инструкция по применению, состав, аналоги препарата, дозировки, побочные действия

Специалисты выделяют несколько причин возникновения силикоза лёгких у горнорабочих и рабочих иных специальностей. Самой распространённой версией развития заболевания является повреждение лёгочной ткани мелкодисперсной пылью. Если взглянуть на этот патологический процесс с химической точки зрения, то можно увидеть, что кварцевая пыль практически полностью растворяется в тканях и при этом образуется кремниевая кислота. Такая кислота разъедает ткани, что приводит к образованию фиброзов.

Врачи рассматривают и иммунологическую теорию возникновения силикоза. Частицы пыли, попавшие в лёгкие. Захватывают клеточки иммунной системы, которые называются макрофагами. В ответ на это макрофаги синтезируют особое вещество, которое разъедает лёгочную ткань и приводит к фиброзу.

В самом начале болезни фиброзные образования совсем маленьких размеров, но если должно лечение отсутствует, то они быстро перерастают в большие наросту, приводя к узелковому фиброзу. В фиброзной полости нарушено кровообращение и затруднено поступление кислорода в ткани. Лёгочная ткань больного человека теряет свою эластичность, в результате этого дышать становится очень тяжело и появляется одышка.

Чаще всего первые симптомы силикоза проявляются через 10 лет непрерывной работы на вредном производстве. Но у шлифовщиков признаки болезни могут появиться уже через пару лет после трудоустройства.

Формы болезни

Медики выделяют несколько форм силикоза лёгких. При этом заболевании мелкодисперсная пыль постепенно накапливается в тканях дыхательных органов и приводит к чрезмерному росту соединительной ткани. В лёгких образуются своеобразные узелки, которые очень нарушают процесс дыхания:

  1. Острая форма. Развивается в первые несколько месяцев регулярного контакта с мелкодисперсными частичками пыли. Признаки такого силикоза очень характерные, нередко такая патология переходит в туберкулёз.
  2. Хроническая форма. Совершенно никак не проявляется на протяжении многих лет. Больной человек лишь изредка ощущает слабость и общее недомогание.
  3. Ускоренная форма. Такой вид патологии можно считать чем-то средним между острой и хронической формой болезни. При таком виде силикоза часто начинаются болезни аутоиммунного характера, и наблюдается присоединение бактериальной инфекции.

Силикоз любой формы может быстро привести к массивному прогрессирующему фиброзу. В этом случае на рентгеновском снимке наблюдаются участки затемнения размером более 1 см.

Патологический процесс обычно равномерно затрагивает оба дыхательных органа. При этом верхушки лёгких остаются менее поражёнными участками, так как вентилируются хуже.

Симптомы

Болезнь имеет три стадии развития. Каждая из них отличается своими специфическими симптомами. Основными симптомами силикоза лёгких являются:

  • Сильная одышка, возникающая как при умеренной физической нагрузке, так и в состоянии полного покоя.
  • Острая боль в грудной клетке и в лопаточной области. Болевые ощущения усиливаются при кашле и глубоком дыхании;
  • Со временем в грудной клетке начинают ощущаться боли давящего или же стягивающего характера.
  • Изредка возникают приступы кашля, который может быть как сухим, так и с выделением малого количества мокроты.
  • Постепенно кашель становится более интенсивным и начинает выделяться большое количество гнойной мокроты.
  • Больной ощущает сильную усталость и у него отсутствует аппетит.

На первой стадии болезни у человека появляется небольшая одышка при активных физических нагрузках, наблюдается сухой кашель и периодическая боль в грудной клетке. При осмотре врач может обнаружить небольшое выбухание в нижней части грудины. На рентгеновском снимке можно увидеть незначительное изменение лёгочного рисунка и немного узелковых теней, небольшого размера.

Вторая стадия болезни характеризуется одышкой даже при умеренных физических нагрузках. Кашель становится более интенсивным, боль в грудине ощущается постоянно и учащается дыхание. При выслушивании лёгких доктор может заметить сухие хрипы. На рентгеновском снимке деформация рисунка более выражена, фиброзных теней становится на порядок больше. На этой стадии болезни происходит уплотнение прикорневых лимфатических узлов.

На третьей стадии заболевания больного постоянно мучает одышка, и возникают приступы изнуряющего кашля с отделением большого количества мокроты. Иной раз в мокроте бывают вкрапления крови. На рентгеновском снимке заметны большие участки фиброзной ткани.

У больных силикозом часто нарушено пищеварение, наблюдается головокружение и головная боль.

Лечение

При лечении силикоза лёгких используется много разных лекарственных препаратов. Медикаменты облегчают выведение слизи, уменьшают боль и улучшают состояние больного. В терапии могут быть задействованы и некоторые гормональные препараты, которые расширяют лёгкие и заметно облегчают дыхание. Чаще всего для лечения патологии используются такие лекарственные средства:

  • Эуфиллин. Способствует расслаблению мышц бронхов и улучшает проходимость сосудов. Улучшает отхождение мокроты.
  • Сальбутамол. Этот бронхолитик делает мокроту реже и способствует её выведению из органов дыхания. Сальбутамол более эффективен для проведения ингаляций. При помощи небулайзера микропрепарат превращается микрочастицы, которые затем равномерно оседают на бронхах.
  • Пульмикорт. Обладает сильным противовоспалительным и сосудорасширяющим действием. Помогает быстро унять кашлевые приступы, используется для проведения ингаляций.
  • Химопсин. Способствует отделению некротических участков тканей и разжижению мокроты.
  • Рифампицин. Назначают в том случае, если силикоз сопровождается туберкулёзом. Этот противомикробный препарат губительно действует на туберкулёзную палочку и некоторые другие возбудители.
  • Беродуал. Снимает спазм с бронхов и стимулирует отхождение мокроты. Применяется для проведения ингаляций.

При лечении силикоза лёгких хороший эффект дают различные физиотерапевтические процедуры. Больному показан электрофорез, дыхательная гимнастика и массаж. Дополнить традиционное лечение можно рецептами народной медицины. При комплексном лечении прогноз всегда более хороший.

Ссылка на основную публикацию
Хронический генитальный герпес, ответы врачей, консультация
Герпес Что такое герпетическая инфекция? Генитальный герпес – инфекция, передаваемая половым путем (ИППП). Вызывает заболевание вирус простого герпеса 1 или...
Холестерин; ОГБУЗ; Верхнекетская РБ
Повышенный холестерин в крови: причины Во всем должно быть равновесие. Это касается и веществ, которые вырабатываются организмом. Повышенный холестерин может...
Холецистит — причины, симптомы, диагностика и лечение
Желчнокаменная болезнь Желчнокаменная болезнь – это наличие камней в желчном пузыре и желчных протоках. Камни представляют собой твердые образования различного...
Хронический запор причины, симптомы, лечение Актофлор-C
Запор и его лечение Кузнецова Валентина Михайловна — доктор медицинских наук, доцент кафедры общей фармации и безопасности лекарств Института повышения...
Adblock detector